В. В. Шаповал

"ЦЫГАНСКИЙ" ТИТУЛ У РАННЕГО АСЕЕВА

(2002)


 
25-летний Николай Асеев в 1914-1916 гг. издавал по одной брошюре каждый год в московском издательстве "Лирень": "Зор" - 1914, "Леторей" - 1915, "Ой конин дан окейн" - 1916 [Русская поэзия: 543]. В титуле третьей брошюры использована фраза "по-цыгански", которая разъяснена в примечании: "Люблю твои глаза" (цыганск.).
В первом томе пятитомника [Т. I. - 456 с.] названия брошюр сохранены в качестве названий циклов ("Зор" - Т. I. - С. 39-47, "Леторей" - Т. I. - С. 48-63,.. а также: "Ночная флейта", "Оксана", "Бомба" и др.). Исключение сделано лишь для "Ой конин дан окейн", где названием стало "Четвертая книга стихов" (Т. I. - С. 64-79), а прежний титул дан строкою ниже и оформлен тем же шрифтом, что и посвящения К. М. Синяковой в других случаях (напр. "Зор", с. 39). Примечание разъясняющего характера сохранено: "Люблю твои глаза" (цыганск.). Думается, участие поэта в редактировании рукописи первого тома, вышедшего в год его смерти (1889-1963), более чем вероятно, и указанное изменение внесено им. Однако название "Ой конин дан окейн" было первоначальным, безальтернативным и хорошо известным. Именно так именует эту книжку Хлебников в прозе "Ляля на тигре" [Творения: 606-608, 707; < http://www.rvb.ru/hlebnikov/tekst/06teor/260.htm - 11К>
<http://lib.ru/POEZIQ/HLEBNIKOW/tekst/teor/260.htm - 9К - 26.05.1998>]. Хлебников пишет: "Леторей" и "Ой конин" - ледоход Дона [С. 608]. Это похвала.
Прямое сравнение записи "Ой конин дан окейн" с цыганскими диалектами России дает обескураживающий результат:
Асеев: Ой конин дан окейн - 'Люблю твои глаза'.
Московский диалект: Мэ камам т(ы)рэ йакха - 'Я люблю твои глаза'.
Ой, камам т(ы)рэ йакха - 'Ой, люблю твои глаза'.
Кэлдэрарский диалект: Ме камав т(ирр)е йакха - 'Я люблю твои глаза'.
Ой, камав т(ирр)е йакха - 'Ой, люблю твои глаза'.
И т.д.
Как будто не слишком похоже? Пойдем другим путем. Разведение рамок допусков точности до известных пределов может быть обосновано тем, что от носителя языка было получено ситуативное разъяснение смысла фразы, которое, по понятным причинам, не могло быть уточнено и отредактировано. Введение мягких критериев точности перевода позволяет предположить, что за записью конин могло скрываться, например, [общецыганское] гханынг, гханинг, хаинг 'колодец' (сравнение глаз с водой, глубиной?), [кэлдэрарско-влашское] кхоник 'никто' (никто не имеет таких глаз?). Запись окейн может соответствовать [общецыганской] форме [й]-акхе[й]н 'глаза' (косвенная основа множественного числа). Почерк и слух поэта не дают оснований для подозрений в том, что он мог что-то совсем уж безграмотно записать [1]. Однако остается и право поэта на творческую трансформацию материала. В общем, приходится признать, что фразу, скрытую за записью Ой конин дан окейн и снабженную толкованием 'Люблю твои глаза', восстановить не удается. Как не удается доказать и обратное, что это вовсе не цыганская фраза, а мистификация, чистая заумь, авторская имитация.
Тем же компромиссным выводом кончается и проверка еще одной гипотезы: сравнение записи с песенной строкой.
Ой! йоне да нэвэ 'Ой, они те новые' - это строка из песенки "Сарэ патря" (Все карты), ставшей широко известной благодаря Евгению Доге и фильму "Табор уходит в небо" [Сказки: 397, № 122; песня записана в Москве с напева З. Масальской, представительницы московской хоровой семьи]:

Сарэ патря,
ой! йоне да нэвэ,
Сарэ гожа-йа чайа
палором гэнэ!

(Все карты,
ой! они те новые,
все красивые девушки
замуж вышли!)

Хотя "Ой конин дан окейн" по общему контуру звучания напоминает ой! йоне да нэвэ (в распеве можно услышать и что-то вроде [hой hоныий н-да нэhейн]), все же как спорность созвучия, так и невозможность реконструкции ситуации, в которой "Люблю твои глаза" могло быть принято за перевод, не позволяют выбрать между ошибкой, обманом, самообманом или творческим переосмыслением.
Если в основе "Ой конин дан окейн" и в правду лежит Ой! йоне да нэвэ или что-то подобное, то дальнейшие трансформации могут быть объяснены подстановкой к на место потенциального сильного приступа (гортанного взрыва) в начале практически неприкрытых (прикрытых й- и в-) слогов при пении. Неблагодарные ассоциации вони и нови могли быть (бес)сознательно сняты посредством замены "слабых" й-h-в на "сильное" к, а новые ассоциации кони и (замаскированное английское) окей (н)оказались более продуктивными с точки зрения звукоизобразительных задач русского стиха.
 

Примечания


[1] Как это бывает в некоторых полицейских словарях, напр.: лак вместо цыг. лав 'беру'.

Русская поэзия "серебряного века", 1890-1917: Антология.- М.: Наука, 1993. - 784 с.
Асеев Н. Н. Собр. соч.: В 5 т. - М.: Изд-во "Худ. лит.", 1963-1964.
Велимир Хлебников. Творения. - М.: Изд-во "Сов. пис.", 1987. - 736 с.
Друц Е., Гесслер А. Сказки и песни, рожденные в дороге. - М., 1985. - 520 с.