В. В. Шаповал

ПРЕДИСЛОВИЕ К СЛОВАРЮ

(Деметер-Чарская О.С. Цыганско-русский и русско-цыганский словарь (северно-русский диалект). - М., 2007. - С. 3-8)


 
Заслуженная артистка Российской Федерации Ольга Степановна Деметер-Чарская хорошо известна в России и за рубежом своими публикациями по вопросам цыганской культуры и истории. Ее печатные труды охватывают ряд жанров. Это и уникальные по авторской интонации книги воспоминаний: "Судьба цыганки" (Москва, 2003; 1997; а также книга мемуаров на родном для автора кэлдэрарском диалекте цыганского языка: "Amaro trayo ande Russiya" (Москва, 1998); это и поэтический сборник: "Цыганская лирика" (Москва, 2002); это и востребованные исполнителями издания нот и текстов песен: "Ты моя звезда. Цыганские песни для голоса в сопровождении фортепиано" (Москва, 1998); в том числе и произведений её брата, известного цыганского композитора Петра Степановича Деметера: "Цыганские напевы. Пьеса для скрипки и фортепиано. Обработка О. С. Деметр-Чарской" (Москва, 1996); "Цыганские песни и романсы для голоса в сопровождении фортепиано. Составитель - О.С. Деметр-Чарская" (Москва, 1999). Во всех этих трудах проявляется многогранная одаренность Ольги Степановны, своими силами без формального образования изучившей нотную грамоту, композиторское искусство, методику преподавания танца и вокала, режиссерское искусство. Если оценивать не по формальным критериям, а по результатам, перед нами человек, давно заслуживающий звание доктора искусствоведения по совокупности трудов разнообразной тематики.
Ее неустанный труд артистки, педагога и режиссера-постановщика, музыканта и композитора охватывает практически все десятилетия советской истории и не прекращается даже после её 90-летия, торжественно отмеченного в ЦДРИ большим торжественным концертом. Ольга Степановна продолжает свою творческую деятельность в разнообразных направлениях. Работая с молодыми артистами цыганского театра "Ромэн", она почувствовала насущную необходимость в создании словаря того диалекта, на котором уже третий век звучат со сцены основные тексты традиционного цыганского репертуара. Не секрет, что далеко не все молодые актеры и певцы в достаточной мере владеют этим языком. Это так называемый северно-русский диалект, или диалект московских цыган, с которым Ольга Степановна знакома долгие десятилетия с самого раннего детства. Словарные описания этого диалекта цыганского языка не слишком многочисленны, а важнейшие опубликованные из них относятся началу ХХ века (Цыганский язык. Грамматика и руководство к практическому изучению речи современных русских цыган / Cост. Истомин П. (Патканов). М., 1900; Цыганско-русский словарь / Сост. Баранников А.П., Сергиевский М.В.; под ред. Н.А. Панкова. М., 1938. Автор первого пособия работал с цыганами в Москве, а потом в Перербурге. Авторы второго - также нецыгане - опирались на полевые материалы и рекомендации редактора - цыганского поэта и переводчика Н.А. Панкова и др. активистов цыганского движения этой эпохи).
Уникальность этого издания определяется рядом моментов. Во-первых, это образец авторской народной лексикографии, и составитель словаря постарался своими усилиями заполнить ту нишу, до которой пока, к сожалению, не доходят руки ученых-лингвистов. Тенденция опубликования разнообразных словарей такого рода обозначилась в нашей стране в последние десятилетия в связи с тем, что многие люди начинают интересоваться своими корнями, культурными истоками и не ждут, пока представители науки зафиксируют и опишут их уникальную культуру. Этот деятельный интерес ярко проявляется у представителей различных социально-культурных групп в нашей стране стремлением представить традиционную речь в форме словаря. См., например: Ткаченко Петр. Кубанский говор. Опыт авторского словаря: Справочное издание. - М.: Граница, 1998. В частности, отрадно отметить, что активизируется и работа по составлению словарей ряда других диалектов цыганского языка, которая выполняется в последние десятилетия исключительно усилиями энтузиастов (Деметер Р.С., Деметер П.C. Цыганско-русский и русско-цыганский словарь (кэлдэрарский диалект). 5300 слов/ Под ред. Л.Н. Черенкова. Москва, 1990; Цветков Г.Н. Цыганско-русский и русско-цыганский словарь (ловарьский диалект). Москва, 2001; Торопов В.Г. Словарь языка крымских цыган. Москва, 2003). Хочется надеяться, что мы еще увидим словари всех основных диалектов цыганского языка, распространенных в современной многонациональной России.
Во-вторых, предлагаемый вашему вниманию словарь уникален еще и в другом отношении: впервые словарь одного (московского) цыганского диалекта составлен носителем другого (кэлдэрарского) диалекта. Автор словаря в равной мере свободно владеет двумя этими диалектами и обладает уникальным опытом общения на них, охватывающим многие десятилетия. И с этой точки зрения словарь представляет громадный научный интерес для исследователей цыганского языка.
Хочется сказать несколько слов об особенностях данного словаря и его составе. Ольга Степановна собрала на этих страницах цыганскую лексику, так называемого "московского" диалекта в том виде, в каком она употреблялась прежде и употребляется сейчас. Выбор слов и форм отражает наиболее значимые темы разговора, традиционную культуру и быт, песенный репертуар, который востербован и в настоящее время. В прежних словарях мы видели проекцию цыганской лексики на крестьянский традиционный быт начала ХХ века. Здесь мы можем наблюдать, как прежняя цыганская лексика переосмысляется в условиях городской жизни, например: постын - шуба, сегодня: пальто, штуба - изба, комната, сегодня: квартира и т.д. Это очень интересный материал.
Редактор видел свою задачу в том, чтобы максимально точно и выпукло подать этот материал, отразить оригинальный авторский замысел большого серьезного специалиста в области цыганской культуры и традиций. Некоторые дополнения пояснительного характера даны несколько меньшим шрифтом в круглых скобках. Надеемся, это поможет читателю в тех случаях, когда русский язык не позволяет одним словом выразить своеобразие лексического и грамматического значения цыганского слова. Например: (блюдо) с печенью - букэнца, по-цыгански здесь употребляется существительное во множественном числе, поэтому для пояснения поставлено мн. Иногда довольно трудно передать тонкости грамматического значения форм принадлежности, которые обычно не имеют точных русских соответствий. В таких случаях русский перевод может не совсем правильно ориентировать читателя, например: его (принадлежащий ему) - лэскиро, его (вижу его) - лэс. Если ограничиться толкованием "его", то читателю будет непонятно, что же конкретно значит эта цыганская форма, поэтому приходится прибегать к описательным уточнениям, например: ; принадлежащий парню (нецыгану) - раклэскиро; принадлежащая парню (нецыгану) - раклэскири; принадлежащий парням (нецыганам) - раклэнгиро; принадлежащая парням (нецыганам) - раклэнгири.
В цыганско-русской части грамматические формы в ряде случаев разнесены в соответствии с алфавитным порядком, например: ёв - он, но: лэскэ - ему. Поскольку читателю, не знакомому с цыганским языком, самостоятельно довольно трудно догадаться, что эти грамматические формы связаны между собой, они поставлены в словаре каждая на своё место.
Словарь отражает не только современную ситуацию, но индивидуальность его автора. Поскольку у Ольги Степановны в активе два диалекта цыганского языка, нельзя не отметить некоторое взаимодействие диалектов или, как говорят ученые, интерференцию. Это явление характерно для живой речи и способствует междиалектному обмену лексикой, распространенному в больших городах, где взаимодействуют и активно общаются цыгане разных диалектных групп. В частности, можно заметить, что в словаре встречаются кэлдэрарские слова, в основном понятные и носителям других диалектов: змэво, харано, котор. Некоторые альтернативные фонетические формы слов указаны в скобках: высокие - вуче (уче); высокий - вучё (учё). Интерференция междиалектного плана особенно заметна в сложных числительных и грамматических категориях глагола. В ряде случаев редактор счел необходимым в полной мере сохранить те особенности живой индивидуальной речи, которые нашли отражение в рукописи словаря, полагая, что это имеет большой научное значение и представляет неподдельный интерес для исследователей цыганского языка.
Мною как редактором по материалам О.С. Деметер-Чарской была составлена русско-цыганская часть. Она является зеркальной копией первой части словаря. В цыганско-русской части с целью достижения единообразия толкований были внесены незначительные дополнения.
В частности, для достижения большей компактности были применены сокращенные написания типа: "вымордяпэ - вымы|лся/-лась (он/она) = он вымылся, она вымылась"; местоимение в скобках здесь необходимо, ср.: "вымордёмпэ - вымы|лся/-лась (я)" и т.п.
В необходимых случаях цыганские слова снабжены грамматическими пометами, а именно: а) указан грамматический род при начальных формах существительных; б) в тех случаях, когда русское толкование может быть понято двояко, ставится ударение (го'ры, а не горы') или дается дополнительная грамматическая помета, например: "гава м. мн. деревни", то есть "множественное число мужского рода", а не родительный падеж единственного числа, который по-русски также звучит как (чего?) деревни.
Поскольку язык живое, развивающееся явление, словарь по ряду обстоятельств не во всем следует правописанию, разработанному в 1920-30-е годы для северно-русского диалекта цыганского языка. Унификация орфографии проводилась по мере необходимости в соответствии с принципами правописания, установившимися в изданиях по северно-русскому диалекту цыганского языка. В частности, правописание гласных после шипящих и ч принято по компромиссным основаниям. Этому есть несколько причин. Начальные ча-, чу- в корнях не заменялись на чя-, чю-, как это надо делать в полном соответствии со словарем 1938 г., потому что, во-первых, это вопрос условности письма, для данного диалекта не имеющий фонематической нагрузки, а во-вторых, ныне при разработке правописания многие грамотные цыгане начинают ориентироваться на принципы русской орфографии, и им старое написание представляется странным и даже безграмотным.
В ряде случаев сохранена индивидуальная орфография, отражающая особенности произношения: дэвэс "день", пхуття "спросил". Думается, в данном случае важно передать мельчайшие тонкости произношения и ощущения автора словаря, наблюдавшего описанный диалект ещё с начала ХХ века, что делает словарь еще и своеобразным портретом языковой личности.
Настоящее и будущее простое времена глагола противопоставлены не вполне четко, это объективная данность описываемого варианта цыганского языка. В принципе, любой глагол типа кэрэла может быть употреблен в том и другом значении в рамках вариативности, определяемой спецификой идиолекта: делает или сделает и т.п.
Различение г-взрывного и г-фрикативного для сегодняшнего моковского диалекта является заметно размываемым фонетическим феноменом, поскольку последний звук воспринимается как не вполне грамотный людьми, ориентирующимися на нормы русского языка. Однако мы все-таки решили сохранить за г-фрикативным, представленным в немногих корнях, особый знак (г') в соответствии с азбукой 1920-х годов.
Словарь предназначен для практического пользователя, справочный аппарат в нем сознательно ограничен, чтобы им могли без особой подготовки пользоваться люди, знакомые со школьной грамматикой. Для этого в словарь введены не только начальные формы цыганского слова (о выборе которых и среди ученых нет полного единодушия), а обычно дается несколько грамматических форм одного слова. Таким образом, данный словарь представляет собой практическое и вместе с тем учебное издание, которое может быть полезно разным людям на различных стадиях ознакомления с северно-русским диалектом цыганского языка.
В завершение хочется пожелать читателям словаря успешного изучения цыганского языка, а автору - плодотворного творческого долголетия и здоровья!