Н. В. Бессонов

КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ А. П. Баранникова "Цыганские элементы в русском воровском арго" // Язык и литература. - Т. VII. - Л., 1931. - С. 139-158.


 
В комментариях дан критический анализ многих положений историко-этнографической части статьи А. П. Баранникова.
Комментарии Н. В. Бессонова даны курсивом.
Редакция "Лилоро" предлагает специалистам высказаться по поводу основных положений текста статьи и комментариев.
 
Из всех русских арго цыганские элементы выступают в качестве довольно полновесного компонента только в воровском языке. Лишь незначительное количество цыганских слов проникло в другие арго и даже в общий язык; таково, например, слово ракло, довольно широко распространенное на юге и синонимное со словом 'босяк'. Можно думать, что даже незначительное количество цыганских элементов, наблюдающихся в различных арго, проникло туда не непосредственно из цыганского языка, а через воровской язык, в значительной мере насыщенный цыганскими элементами. Основание для такого предположения мы находим в том, что цыганы, особенно же цыганы кочующие, по роду своих занятий не входят в более или менее тесное и длительное соприкосновение с представителями других профессий, кроме воровской.
 
Академик Баранников занялся цыганской темой, поскольку был индологом. Именно ему было поручено произвести идеологическую подготовку к тому, чтобы обратить цыган в колхозников. Отсюда важнейший тезис Баранникова. Ему очень важно убедить читателя, что, сохраняя свободу, цыгане представляют большую опасность для общества. Именно эта сверхзадача так или иначе просматривается во всём тексте статьи.
Уже в начальных абзацах советский академик ставит знак равенства между цыганами и ворами. И уже здесь мы видим первую передержку. Перечитайте заключительную фразу. Это неприкрытая ложь. Цыгане кочевали в сельской местности и на протяжение многих веков имели постоянные контакты с селянами. Более того. В зимний период они снимали часть дома у крестьян. Это означало, что несколько месяцев подряд цыгане жили бок о бок с русскими, украинцами и белоруссами. Баранников делает вид, что он не знает об определяющем влиянии славян на фольклор и обычаи цыган. Именно это - а не связь с ворами - было главным этнокультурным контактом у кочевых цыган.
Отсюда ещё один вопрос. Как же могло произойти, что в воровское арго цыганские слова проникли в большом количестве, а в речь крестьян - нет. По логике всё должно быть наоборот.
 
Как известно, основной профессией цыган до последнего времени являлась торговля лошадьми, вернее - мена лошадей. Большинство цыган даже в настоящее время говорят "romany profes'iya - te paruvel", т. е. "цыганская профессия - менять.
Наряду с этой основной профессией, цыганы занимаются кузнечным ремеслом, изготовлением сит, решет и других поделок из дерева; немногие из них певцы и музыканты, вожаки медведей и земледельцы; женщины - гадальщицы.
Чем бы ни занимался цыган, любовь к лошади, к мене лошадей, остается у него всегда. В городах юга Великороссии и на Украине приходилось наблюдать очень много искусных музыкантов, членов союза Габис, которые занимались музыкой как основной и постоянной профессией с детства, и тем не менее в базарный день все они - на конной площадке. Даже не принимая непосредственного участия в торге, они проявляли такое увлечение и возбуждение, какое редко наблюдаюсь у них даже при исполнении любимых пьес на скрипке. У таких цыган участие в торге превратилось в своего рода спорт.
 
С видом знатока Баранников опять лукавит. Он называет любовь к торгу лошадьми как объединяющую всех цыган черту. Между тем, многие этнические группы чурались этого занятия. Не торговали в СССР лошадьми кэлдэрары (лудильщики котлов), лингурары (резчики ложек), ловари, плащуны, кишинёвцы. А для ряда групп это занятие было лишь эпизодическим.
 
За исключением земледелия, которое обычно способствует ассимиляции цыган с окружающей нецыганской средой, все другие занятия практикуются таким образом, что более или менее длительного и тесного соприкосновения цыган с нецыганской средой соответствующего ремесла не наблюдается. Цыганы - торговцы лошадьми держатся изолированно. Во многих местах, как например, на юге, торговля лошадьми представляла монополию цыган, которая ревниво охранялась ими. Сообщение элементов своею языка нецыганам - представителям этой же профессии среди цыган не поощряется. Цыганский язык здесь охраняется как известного рода профессиональная тайна, к которой должны быть причастны только цыгане. Цыганы кузнецы и лудильщики, равно как и деревообделочники, представляют собою странствующий элемент, также почти не соприкасающийся с носителями этих профессий не-цыганами. Помимо общеизвестности данного факта, эта изолированность подтверждается также и примитивностью орудий производства, употребляющихся у цыган. По отзывам многих специалистов, равно как и по личным наблюдениям автора, орудия производства у цыган кузнецов, лудильщиков и деревообделочников чрезвычайно примитивны и остаются неизменными в течение нескольких столетий.
 
Спросим себя - что важнее. Эпизодические контакты на рынке или многомесячные в деревне (при совместном проживании)? Ответ заранее ясен. Чем бы ни занимались цыгане, они зимовали в деревенских домах. Следовательно все рассуждения об изолированности - фикция.
 
Даже в области искусства, то есть музыки, пения и танцев, цыганы составляют изолированные группы, стоящие особняком. Если немногие артисты не-цыгане и переходят на так называемые "цыганские жанры", то обычно, например у певцов, это ограничивается лишь поверхностным усвоением мелодии соответствующего жанра, текст же песни обычно либо русский, либо совершенно непонятен исполнителю или исполнительнице. Мое недавнее участие в работе "Общества советской эстрады" и этнографического театра подтвердило этот факт.
 
Баранников мудро умолчал о том, что городские цыгане-артисты были не просто в контакте с городским населением. Существовала практика межнациональных браков. Весь XIX век хоровые семьи активно роднились с российским дворянством, купечеством и интеллигенцией. И это тоже изоляция?
 
Исключительно замкнутый элемент представляют собою также и "цыганки-ворожеи". Успех ворожбы и колдовства в значительной мере зависит от окружения "гадалки" грубой мистикой, что в весьма сильной степени определяется употреблением языка, непонятного для клиентов. Таким образом в плоскости легальных и полулегальных профессий цыган имеется мало точек соприкосновения между цыганами и не-цыганами и, следовательно, и мало данных для проникновения цыганских элементов в арго соответствующих профессий.
 
А ведь мы ещё не говорили о цыганах, которые сами крестьянствовали, работали на фабриках, учились в институтах. Все они находились в славянских коллективах. И бытовые контакты были здесь значительно чаще, чем во время отсидок в тюрьме.
 
Но, помимо названных легальных и полулегальных занятий, у цыган, преимущественно кочевых, до последнего времени считалось вполне допустимой и нисколько не предосудительной профессией воровство, особенно же кража лошадей.
 
Вывод автора не подтверждается тюремной статистикой. Изучив этот вопрос по первоисточникам, я установил, что цыган-конокрадов было ничтожно мало на царской каторге. Точно так же и в советское время статистика говорит об очень малом количестве "отбывающих наказание".
Конокрад был не типичным представителем своего народа, а скорее исключением.
 
Воровство и вытекающие из него последствия являются богатейшей и излюбленной темой цыганской песни. В огромном количестве песен, которые распеваются цыганами и по настоящее время в разных концах Союза, воровство рассматривается не только как вполне допустимое ремесло, но и как занятие весьма похвальное, проявление удали и молодечества, даже героизма, и отсутствие уменья воровать цыганская песня рассматривает как крупный и постыдный недостаток.
 
В своей книге "История цыган - новый взгляд" я проанализировал цыганский фольклор именно с этой точки зрения (см. стр. 152). Выяснилось, что Баранников нагло лжёт. Из 302 цыганских песен только в 10 упоминалось воровство. А ведь рассматривались самые популярные в народе песни!
Более того. Тема криминала чаще всего побочная (например, человек бежит из тюрьмы или жена не вернулась с заработков (и неясно, за что её посадили). Если в этих условиях тема воровства - "излюбленная", то я - китайский император. Где, интересно, Баранников нашёл "огромное количество" криминальных песен? Сейчас мы и это узнаем.
 
Вот, например, цыган хвастается перед своей «красоткой» своей удалью:
 
Šunéx tu, krasótka,
So me tút’i pxenáva,
Tïs’á ž me na zór’in’ka
Grasténca aváva.
Grasténca čordonénca,
Šоvénса baxtalénca,
Šоvénса šukarénca!
Послушай ты, красотка,
Что я тебе скажу,
Завтра ж я на зореньке
С лошадьми приду.
С лошадьми крадеными,
С шестеркой доброю,
С шестеркой прекрасной. (Льгов)
 
В другой песне молодец-цыган приглашает и свою «беззаботную хозяюшку» принять участие в лихой краже.
 
Šarabáno pre štár rotén!
beš tu, hóžo, beš tu, módno
b’izabótno yo xułanor’í!
me kal’óna о rat’á
sar pxagása p’iral’á,
i bancḯ i piral’á
vïtradása me usá,
yo suknḯ i yo pxará!
beš tu, hóžo, beš tu, módno
b’izabótno yo xułanor’í!
Шарабан о четырех колесах!
Садись, красавица, садись, прекрасная
Беззаботная хозяюшка.
Мы темной ночью
Как разобьем клети,
И лавки и клети.
Вывезем мы все,
И сукна и шелка.
Садись, красавица, садись, прекрасная
Беззаботная хозяюшка. (Ст. Оскол)
 
Во многих песнях жена жалуется на своего неудачливого мужа.
 
Те j’inóm me pést’ir’i bah-bída,
na j’il’óm me pał о róm
pałá roméste, pała złïdn’éste!
te paruvé voụ na jinéł,
a pe čoryá lést’iro bax maréł,
j’il’á ván’a pe čoryá.
čordá grasn’á kuror’á
i pop’il’á andá xïnd’á.
Если б я знала свою злую судьбу,
Не пошли бы я замуж
За цыгана, за голяка.
Менять он не умеет,
А на краже его судьба бьет.
Пошел Ваня на кражу,
Украл кобылку-жеребенка
И попал в тюрьму. (Мариуполь)
 
В ряде песен решение о краже принимается на семейном совете.
 
«So ž t’iráha me, ván’ička,
kaị jáł yivén šïłałó
kaị ne naị aménde, ván’ička,
łové n’i parn’í».
«Kaị jáva me anda veš baró
taị čoráva me
panjén grastorén,
taị ładáva me t’ï b’it’iné
kołén grastorén».
«Что мы будем делать, Ваничка,
Что идет зима холодная
И нет у нас, Ваничка,
Денег ни копеечки».
«Как пойду я в лес большой
И украду я
Пятерых лошадок,
И поеду я продавать
Тех лошадок». (Славянск)
 
Теперь можно и ответить, на что опирается Баранников. На пустое место. Перечисленные им "народные" песни не зафиксированы никем кроме лукавого индолога. В фольклористике положено указывать, от кого и когда записан текст. В данном случае указан лишь город. Туманно!
Особенно настораживает, что песни записаны на сэрвицком диалекте. А у этой этнической группы вообще нет собственного песенного фольклора! Нет в принципе! Сэрвы в быту и на сцене поют либо песни русских цыган, либо украинские народные песни.
Итак, налицо фальсификация. Видимо, Баранников составил подстрочник и попросил неизвестного нам носителя сэрвицкого диалекта о технической помощи.
Тех, кто после моей критики вступался за Баранникова, я все последние шесть лет просил напеть хоть одну сэрвицкую песню. Естественно, никто этого сделать не смог. Так что версия о фальсификации на данный момент кажется самой убедительной.
 
Песня дальше говорит о том, что кража была неудачной, и Ваничка попал в тюрьму (pop’il’á andá xïnd’á).
Очень многие песни описывают горе цыгана, сидящего в тюрьме, или скитания цыгана, убежавшего из тюрьмы или из Сибири.
Высидка в тюрьме - обычное явление для кочующих цыган. В течение одного лета 1928 г. мне пришлось встретить в разных местах южной Великороссии и Украины несколько десятков семей, кормильцы которых сидели в тюрьме.
 
Статистики Баранников не приводит. Хотя работал в тесном сотрудничестве с ГПУ. Между прочим, технически ему было бы не сложно получить сводные цифры о цыганских конокрадах. Как вы думаете, почему он предпочитает ссылаться только на свои впечатления?
 
Высидка является столь широко распространенным явлением, что в беседах с русскими цыганы указывают как на исключительную черту на то, что тот или другой цыган не сидел в тюрьме.
 
Очередная наглая ложь. На этот раз не про сэрвов, а про русских цыган. Работая над своими документальными книгами, я собирал сведения о семьях данной этногруппы. Сидевшие люди есть. Но какая нация может похвастаться отсутствием заключённых? Важно другое. Очень велико было в 1930-е годы у русских цыган число земледельцев, рабочих, служащих. Именно они в начале войны ушли на фронт и защищали родину с оружием в руках. Какое яркое проявление криминального сознания!
Если нужна конкретика - скоро выйдет моя "Книга памяти". Тогда мы и поговорим предметнее о массовом героизме (который расисты вроде Баранникова в упор не хотят замечать).
Кстати, кочевые цыгане, которых советский академик ненавидит особенно активно, тоже проявили себя как отважные солдаты и партизаны.
 
Оседлые цыганы, говоря о неудобствах кочевок, указываю и на неприятности, которые проистекают вследствие кочевок для человека, попавшего в тюрьму. Мой хороший знакомый Ф.И. Копыленко, славянский цыган, говорил «Нy, скажемо, попав чоловiк у допр. Що ж тодi робити, коли батько пoïxaв у одну сторону, а брат у другу».
Хорошим знакомством с домами заключения объясняется и то, что в цыганском языке, крайне бедном синонимами, имеется ряд слов, помимо русских, для обозначения места заключения: xïnd’á, bešibé, beštó, barunó, baro khér и т.д.
С высидкой кочевой цыган мирится как с неизбежным злом, неизбежным временным профессиональным заболеванием, которое не может отбить охоты от увлекательного ремесла.
 
Упорно выдаёт желаемое за действительное.
 
Такое отношение к воровству у цыган, повидимому, проявлялось не только в последнее время, но и с самого появления их в Европе, так как, помимо других причин, их кражами, приносившими существенный урон экономическому благосостоянию населения различных стран Европы, были вызваны исключительно суровые преследования цыган в XVI и XVII вв. в Европе, где они были встречены довольно благосклонно в начале XV в.
Можно думать, что взгляд на воровство как на профессию, не представляющую ничего предосудительного, вынесен цыганами из Индии, где и в настоящее время существует каста dom, которую различные авторы сближают с цыганами. Сближение это возможно не только на основании близкого звучания национальною названия цыган rom, но и потому, что каста (dom занимается в значительной мере тем же, что и цыгане - roma (nom. pl.). Индийские dom’ы занимаются изготовлением цыновок, корзинок, вееров и т.д.; мужчины - также воровством, женщины - проституцией. Кроме того, на различных торжествах мужчины dom’ы являются музыкантами, женщины - певицами, танцовщицами и актрисами.
Некоторые исторические указания позволяют нам думать, что цыгане еще в Индии были оторваны от сколько-нибудь стойкой трудовой базы и обращены в касту певцов, танцоров и музыкантов, которые в тех случаях, когда не было спроса на их основную профессию, были вынуждены обращаться к воровству, которое в Индии, при ее сложной системе каст, неразрывно связанных с определенными занятиями, рассматривалось для ряда каст как явление нормальное.
 
От фальсификаций современности Баранников плавно переходит к искажению древней истории.
В частности, он пытается нас убедить, что "цыгане ещё в Индии были оторваны от сколько-нибудь стойкой трудовой базы". При этом он ссылается на "некоторые исторические указания". Интересно, на какие? Он же прекрасно знает, что о пребывании цыган в Индии нет никаких документов. Всё, что мы имеем - это умозрительные гипотезы.
Расчёт на то, что не-специалисты проглотят.
 
На широкое распространение в Индии касты певцов косвенным образом указывает, кроме многочисленных индийских источников, Фирдоуси в своем "Шах Намэ". Фирдоуси сообщает, что в V в. нашей эры один индийский царь подарил персидскому шаху Behram Gur'у 12 тысяч певцов и певиц из племени luri.
 
"Многочисленные индийские источники" о цыганах ничего не говорят. А Фирдоуси писал свою поэму не в момент исхода цыган из Индии, а много веков спустя. Это не очевидец.
 
Современные персидские и наши среднеазиатские цыганы называются luri и luli и могут рассматриваться как потомки этих невольных выходцев из Индии.
 
В последние десять лет люли начали кочевать по России. Я не раз слышал от них в русском переводе поговорку «С голоду умирай - но не воруй». И ведут они себя соответственно. Милицейские начальники со всех концов страны дают удивлённые интервью, что криминал у люли нулевой.
Обратите внимание, что этногруппы,которые не дошли до Европы (то есть осели в самом начале пути) пользуются хорошей репутацией. О люли я уже сказал. Но ведь и армянские боша (как сообщает Папазьян) кристально честны. Не украдут, даже если перед ними открытая дверь, а хозяев нет дома.
Всё в порядке в этом смысле в Азии, Турции, Палестине.
Так может быть, и не было этой изначальной криминальности у предков цыган на территории Индии?
 
Luli мало чем отличаются от наших цыган как по антропологическому типу, так и по некоторым этнографическим особенностям, и это позволяет нам думать, что и наши цыганы являются потомками широко распространенной в Северной Индии касты певцов и артистов, занимавшихся также и воровством.
 
Нехорошо пользоваться доверчивостью публики. В чём тут логика? Нам только что сказали, что:
а) среднеазиатские цыгане (люли) похожи на европейских цыган
б) значит из Индии вышли артисты и воры.
В народе такие силлогизмы обозначают пословицей: "В огороде бузина, а в Киеве дядька".
Ну ладно. Давайте тогда по существу. Раз люли включены в систему доказательств, рассмотрим эту этногруппу подробнее.
Артисты и воры?
Да, были среди люли и они. Но Баранников скрывает, что люли традиционно были ремесленниками. Они делали сита, сетки для паранджи, были ювелирами, а кроме того занимались охотой и скотоводством, наконец, торговали вразнос. Если вспомнить эти бесспорные для этнологов факты, то концепция Баранникова об изначальной криминальности цыган лопается как мыльный пузырь.
 
Такой взгляд объяснит нам и понимание отсталыми слоями цыган воровства как совершенно нормального занятия. Очутившись в Европе, цыганы находили применение для вынесенных из Индии профессий и сохранили их вплоть до настоящего времени.
Широкое распространение среди европейских, в частности немецких, цыган воровства как профессии привело к тому, что цыган в Германии в XVII и XVIII вв. считали поголовно ворами и язык их - воровским, ставя знак равенства между die Rotwelsche Sprache и die Sprache der Zigeuner.
Мы знаем несколько трудов, вышедших в Германии, ставивших знак равенства между этими двумя понятиями. Таков, например, труд, Bonaventura Vulcanius’a «De litteris et lingua Getarum sive Gothorum» и «Beitrag zur Rotwellischen Grammatik, oder Wörteibuch von der Zigeuner Sprache» и др.
 
Снова Баранников пользуется общим невежеством в цыганской истории. В данном абзаце он сводит пребывание цыган в Европе к ситуации в Германии. Приходится напомнить факты.
Итак, цыгане прибыли в Византию, и с самого начала они известны там как ремесленники. Несколько веков никто не преследует их как воров. Антицыганских законов нет.
После гибели Византии цыгане продолжают жить уже в Османской империи. Османские налоговые документы дают нам огромный перечень полезных профессий. И опять-таки никаких расистских законов не появляется.
Напомним, что в Западной Европе проживала (и проживает ныне) лишь небольшая часть цыган. Основная их концентрация наблюдается в странах Восточной Европы. А там их традиционно рассматривали как обычное национальное меньшинство. Население видело в них пользу, поскольку цыганские ремесленники поставляли качественные и дешёвые товары.
Законы о казнях и изгнаниях мы видим только в Западной Европе. Но произошло это не потому, что цыгане были плохими, а в результате глобального экономического кризиса. Тогда же подвергались казням бродяги из числа коренного населения. Шли ведовские процессы, когда "за колдовство" сжигали сотни тысяч невиновных женщин. Шёл поиск "крайних". Цыгане всего лишь оказались в этом списке.
И всё же на фоне общей цыганской истории именно эта трагедия - частность.
Баранников нагло выдаёт частность за магистральное направление, игнорируя густо населённые цыганами регионы.
 
Несмотря на то, что J. С. Ch. Rüdiger еще во второй половине XVIII в. указал, что цыганский язык является особым языком, родственным индийским языкам, этот взгляд на цыганский язык как на «искусственный» воровской язык продолжал держаться и дальше, и только монументальный труд Pott’a разрушил это заблуждение. Потт с особой настойчивостью вынужден был указать, что факты убедительно свидетельствуют о том, что цыганский язык является языком, по существу отличным от воровского, что цыганский язык близок к весьма чтимому в то время санскриту и что он находится в теснейшей связи с наиболее распространенным в Индии языком - хиндустани. «Man kann unmöglich, говорит Потт, darin (т.е. в цыганском языке) eine besondere, mit den Gaunersprachen oft verwechselte, davon jedoch völlig verschiedene Volkssprache misskennen...».
И Потт, и последующие многочисленные авторы не отрицали, однако, что в Rotwelsch или Gaunersprache, т.е. в немецкое воровском языке, имеется весьма значительное количество цыганских элементов. Этому вопросу посвящено значительное количество трудов различных немецких авторов.
Цыганские элементы имеются в воровских арго всех стран, они являются одним из немногих общих, международных элементов, что вполне понятно, если принять во внимание, что цыганы рассеяны по всему миру и что из их среды выходит значительный процент преступников, преимущественно конокрадов.
Встречаясь в домах заключения с ворами - представителями других национальностей, цыгане преимущественно здесь могли передавать элементы своей лексики собратьям по профессии, и те их заимствовали с тем большею охотой, что знание цыганского языка весьма мало распространено, и этим, несомненно, обеспечивалась конспиративность, столь необходимая в воровской профессии.
 
Лингвистические "аргументы" Баранникова рассмотрят мои коллеги. Я же напомню ещё раз. "Значительный процент преступников" тюремной статистикой XIX века не подтверждается.
Уступая место коллегам, сделаю выводы из "исторической" части статьи.
Наиболее близкие аналоги - это опусы гитлеровских "учёных" Роберта Риттера и Евы Юстин. Как известно, фашизму тоже требовалось идеологическое обоснование антицыганской политики. Используя наукообразный язык и препарируя реальную цыганскую историю, они сделали тот же вывод, как и Баранников. Цыгане, дескать, были криминальны всю свою историю. Они неисправимы. Попытки ассимиляции бесполезны. Отсюда с неизбежностью проистекал вывод, что цыганский народ следует для общего блага уничтожить.
Если бы Баранников работал в нацистской Германии, то его "труд" получил бы высокую оценку у Гиммлера и Геббельса. Только по недоразумению он считается "советским учёным". Вся система его подтасовок и фальшивых аргументов идентична диссертации Евы Юстин.
Увы, Баранникова до сих пор с удовольствием цитируют в нашей стране. Одни по недомыслию, другие из расистских побуждений. Пора с этим кончать.
Германия осудила идеологов геноцида.
Пора и нашим авторам посмотреть на "исследования" Баранникова трезвым взглядом. Звание академика не должно служить ему защитой. Это звание он опозорил намеренными фальсификациями (а также неприкрытой расовой ненавистью к целому народу).
Становится горько, когда думаешь, что цыгане СССР, которые вскоре ушли сражаться с фашизмом, защищали не только родину, но и подобных субъектов.